Translate
+7 (347) 246-65-85

Контактный телефон:

+7 (347) 246-65-85

За рубеж — сразу с пасеки Новости, Опубликовано: 24.08.2016

Что мешает продавать башкирский мёд за границей?

Группа специалистов в области пчеловодства Башкортостана разрабатывает новые стандарты на мёд. Необходимость назрела давно: несоответствие отечественного ГОСТа зарубежным аналогам стало серьёзным препятствием для массового продвижения продукции с пасек за границу.

Как бы мы ни гордились башкирским мёдом, а для этого есть все основания, в его составе обнаруживаются следы антибиотиков, используемых в лечении пчёл. Причём ни одна российская лаборатория их не улавливает, а вот иностранные показывают сразу. Это автоматически означает запрет на экспорт.

— Проблема не нова и сейчас ведется активная работа по организации современной лаборатории, оснащённой не хуже зарубежных и имеющей международную аккредитацию. В ней будут давать объективную оценку мёду и разнообразной апипродукции, выявляя не только антибиотики, но и тяжёлые металлы, а также радионуклиды, — говорит Елена Габидуллина, руководитель одной из компаний, занимающихся разработкой, производством и реализацией пищевых, лечебно-профилактических продуктов на основе мёда.

Президент Международной федерации пчеловодческих ассоциаций «Апимондия» Филипп МакКейб, посетивший Башкортостан, подчеркнул важность выхода для республиканских производителей меда на международный рынок: в мире огромный неудовлетворенный спрос на самый лучший, самый качественный мёд.

Тяга к загранице объяснима. Так, Рустам Резбаев, владелец единственной в регионе промышленной пасеки, где ежегодно производится от 40 до 60 тонн мёда, утверждает, что на российском рынке нет нужного спроса.

— Мы неоднократно пытались продавать свой мёд в Москве, но из этого ничего не вышло, — не вдаваясь в подробности, прокомментировал он ситуацию. — Я убеждён, что самым перспективным направлением торговли остаётся рынок других стран.

Импортировать продукцию со своих пасек башкирские пчеловоды пытаются не первый год. Разрозненно сделать это невозможно, а объединившись — вполне по силам. Сформированная несколько лет назад Межрегиональная ассоциация координации деятельности производителей и переработчиков продуктов пчеловодства смогла наладить крупные поставки, в частности, в Канаду и США, предварительно создав промышленную инфраструктуру. Но падение цен на американском и европейском рынках заставило переориентироваться на практически бездонный китайский.

В экспортной деятельности есть много тонкостей, а что касается такого специфического товара, как мёд, то не в последнюю очередь к нюансам относятся вкус и аромат. Как отметил директор одной из организаций, входящих в состав межрегиональной ассоциации, Сергей Мулюков, иностранный потребитель со временем стал привыкать к нашим медам с их сложным вкусом и ароматом. Но это только начало. Надо продвигать сам бренд «башкирский мёд».

Чтобы не изобретать велосипед, за образец взяли опыт развития новозеландского бренда мёда «манука». Он сегодня — номер один на планете. Эксперты уверены: башкирский мёд имеет все шансы подвинуть лидера и стать транснациональным брендом. Роста спроса не боятся, ведь природный потенциал республики огромен. Основная масса липы растёт в Башкортостане. При правильном подходе можно получать не менее 525 тысяч тонн мёда каждый сезон. То есть в 40 раз больше, чем сейчас. Впрочем, что касается цифр, то в этой сфере они всегда очень приблизительные — такова специфика отрасли.

Тем не менее, официальная статистика оперирует следующими цифрами: в республике девять тысяч пчеловодов, которые содержат 365 тысяч пчелиных семей, мёда ежегодно производится 12 тысяч тонн. Из этого количества только половина — товарный продукт, то есть поступающий в продажу. Остальное остаётся у пчеловода — для собственного потребления и подкормки пчёл.

Для того чтобы нарастить крупные объемы и выйти с продукцией не только на внутренний, но и на внешний рынок, придётся объединяться. Другого пути нет. Но кооперация в сельском хозяйстве вообще идёт с трудом, а в пчеловодстве тем более. Традиционно пчеловоды привыкли работать в одиночку, точнее семьями, и считают это сугубо личным делом. Но объединения не избежать. И не только для сбыта мёда, но и для решения другой, не менее важной проблемы — сохранения местной породы пчёл. В республике происходит метизация пчёл, когда местная порода скрещивается с завезёнными, в результате чего местные особи теряют свои качества, такие как приспособленность к суровым зимним условиям и высокую работоспособность.

Из-за отсутствия в республиканском законе о пчеловодстве запрета на размещение кочевой пасеки вблизи существующей, все, кому не лень, вывозят свои ульи на кочёвку к медоносам, на которых работают местные пчёлки.

Между тем, оказывается, принять ограничительные меры и сохранить породу можно даже на уровне муниципалитетов. По словам ректора Башкирского аграрного университета Илдара Габитова, показателен пример Бурзянского района, где наблюдается мощная экспансия кочевых пасек из других регионов с иными породами пчёл. В прошлом году она приобрела критический характер.

— Пчеловоды района создали ассоциацию и обратились в районный совет за защитой, — отметил Илдар Габитов. — И райсовет принял постановление об ужесточении контроля за кочевниками. Глав сельских поселений обязали проводить ветеринарную экспертизу на предмет породности и болезней. Ассоциация — реальный способ решения проблем. Даже если в объединении всего несколько человек, это уже коллектив, к мнению которого власти всегда прислушиваются.

Гульназ Данилова

Источник: Российская газета, 23 августа 2016 г.